По городам и весям и много разного интересного

Блог пенсионерки из страны Суоми

Previous Entry Share Next Entry
"Рождён в СССР!" - воспоминания (2), о "злостных паразитах".
suomilarissa
В 1961 году вышел Закон о тунеядстве, тогда если месяц не работал, то выселяли на 101-й километр, а то и вовсе в "тёплые северные края". Это Хрущёв продолжил дело товарища Сталина, при котором в послевоенном советском Уголовном кодексе была статья наказания за «асоциальный образ жизни».


"В 1951 году вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами». Под это определение попадали бродяги, безработные и попрошайки. За «злостное паразитирование», то есть задержание за данное преступление во второй раз, давали один год колонии, а на первый раз — высылали из городов за 101-й километр. Во втором полугодии 1951 года в городах, на железнодорожном и водном транспорте было задержано 107 тысяч «паразитов», в 1952 году — 156 тысяч, в 1953 году — 182 тысячи. Социальный состав задержанных был таков: нищие и инвалиды войны и труда составляли 70 %, лица, впавшие во временную нужду — 20 %, профессиональные нищие — 10 % (в их числе трудоспособные граждане — 3 %)."(Источник: http://rusplt.ru/society/tuneadstvo.html)

В период так называемой оттепели, когда Никита Хрущёв во всех грехах обвинил Сталина (он-то сам и окружение Сталина были как бы и ни причём), когда народ наконец с облегчением вздохнул от железной руки вождя всех времён и народов, когда закончились сталинские репрессии, Хрущёв издаёт закон о тунеядстве.

"Предтечей уголовной статьи за тунеядство стал указ Верховного Совета от 5 октября 1956 года «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». Казалось бы, только-только страна пережила нашествие германского нацизма, делившего нации на плохие и хорошие, и сталинизм с его коллективной ответственностью нации (депортации), как вновь появляется ущемление по национальному признаку. По этому указу около 10 тысяч цыган было выслано на сроки от двух до пяти лет в северные районы как «злостные паразиты», занимающиеся гаданием и попрошайничеством. Местные власти с азартом начал громить цыганские стоянки и насильно сдавать детей цыган в интернаты.

Впервые стройное идеологическое обоснование под борьбу с «паразитизмом» было подведено в 1957 году. Тогда в советских газетах появился проект закона «Об усилении борьбы с общественно вредными паразитическими элементами», предусматривавший их разделение на две группы: «совершеннолетних, работоспособных граждан, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни и злостно уклоняющихся от общественно полезного труда», и «граждан, живущих на нетрудовые доходы». Тогда же появилось и понятие «тунеядец». Под ним, кроме «паразитов», стали понимать лиц, сознательно уклоняющихся от труда, а также разного рода «индивидуальных предпринимателей» (туда попадали и «извлекающие нетрудовой доход с приусадебного участка»). Конец 1950-х — это время нового гонения на верующих, и в категорию «тунеядцев» стали включать представителей разного рода сект, по религиозным принципам отказывающихся от работы на государство." (Цитата отсюда: http://rusplt.ru/society/tuneadstvo.html)

Никаких пособий по безработице в Советском Союзе не было, не было в СССР практически и безработицы: дорога на завод-фабрику для всех была открыта, а вот во многие другие сферы - только имея связи. Вообще, в СССР без связей было никак: хотите в мясном магазине купить не мослы, а мясо на хорошую отбивную, надо, значит, заиметь хорошие отношения с Васей-мясником и быть для него тоже выгодным человеком. Чтобы вас подстригли модненько, не обкорнали, укладочку красивую сделали бы да ещё без очереди, надо иметь знакомую парикмахершу и быть ей тоже полезной. И хотя в Таллине значение связей не было таким жёстким, как потом это стало в годы тотального дефицита например в Ленинграде, но без круга знакомых и друзей и в Таллине в 60-е годы было нелегко, это не Финляндия, где своим трудом и образованием можно чего-то добиться в жизни, и где сфера обслуживания всегда была для тебя, а не ты для неё.

Работать продавщицей или официанткой в ресторане и тому подобное меня никак не прельщало, хотя в сфере обслуживания всегда крутились "левые" деньги: чаевые, покупателей обвешивали, в ресторанах обсчитывали, пиво разбавляли и т.п. Но устроиться куда-то на работу надо было. В 1958 году по инициативе Хрущёва произошла реформа в сфере образования, получение высшего образования стало возможно только при наличии трудового стажа, если его не было, было труднее поступить в вуз, а поступив на дневное, надо было зарабатывать трудовой стаж  днём, лекции посещать вечером. И я тогда решила перейти в десятом классе в вечернюю школу. Мама-учительница устроила меня лаборанткой в школе, где она работала. Так я начала получать трудовой опыт, мОя, а чаще разбивая, пробирки, но в основном на той работе я учила уроки.

Потом я работала в КаБэ (конструкторском бюро) завода, куда попала благодаря папе. Завод работал на оборонку, а чтобы враг не догадался, что завод оборонного значения, называли такие заводы "почтовым ящиком", сокращённо - п/я. В КБ я работала копировальщицей - на пергаменте тушью рейсфедером копировала выполненные на ватмане чертежи, по ГОСТу выводила буквы и цифры описания чертежей. Начальница почему-то меня не взлюбила, жаловалась на меня папе, одним словом, пришлось уйти с работы. Потом начальница сожалела, что я ушла, а кто пользовался кальками, снятыми с моих копий, хвалили их. Уйдя с работы, надо был срочно искать другую - времени было один месяц, иначе - 101-й километр. Что он из себя представлял, этот сто первый километр, до сих пор понятия не имею, а тогда узнавать на своём опыте что это такое, желания не было.

Поиски работы были бесплодными. Ничего подходящего не находилось. Пришлось идти в "народ". Я пошла на курсы швей, шить я любила, будучи школьницей даже сшила себе два красивейших платья. Курсы фабричных швей проходили в полуподвальном помещении здания около церкви Каарли, в центре города. Швейные электромашинки не только строчили с бешеной скоростью, но и ломались по несколько раз в день, что никак не способствовало овладению будущей профессией. По лекалам мы кроили женские платья, а потом их сшивали. Первая моя работа была - ситцевый халат, вид одежды, без которого в те времена не обходилась ни одна советская женщина: придя домой, все женщины переодевались в ситцевые или байковые халаты (правда, эстонки не особенно соблюдали эту традицию, которая не из Средней ли Азии пришла?)  Проверяя мою первую работу, мастер обнаружила, что полы халата не сходятся, одна пола короче другой! Однако через довольно короткое время выпустили меня с "дипломом" фабричной швеи и стала я представителем пролетариата. В те годы по всей необъятной Советской стране началось строительство "хрущёвок", получить своё жильё в которых было реальнее будучи рабочим. Живя с родителями в отдельной, не коммунальной квартире, я, как каждый нормальный человек, мечтала о своём личном жилье, пусть оно хоть и было бы крошечной однокомнатной "хрущёвкой" в  нелюбимых мною районах новостроек Таллина.

Таллин славился своими изделиями лёгкой промышленности. На фабрике, куда меня послали после курсов, шили довольно дорогие модные платья из тяжелого шёлка. Предприятие было эстонским, язык общения тоже эстонский. В советском Таллине были русские предприятия и эстонские. Вхожу новоиспечёной работницей в цех - он огромный, стучат швейные машинки, каждая швея шьёт одну деталь, на пол летят обрезки, душно от тканевой пыли. Посадили меня строчить, оплата работы сдельная, работницы, в большинстве своём выпускницы ФЗУ (туда брали после 7-летки), зарабатывали очень хорошо, побольше многих с высшим образованием. Сижу, всю смену шью: жиг-жиг, обмётываю на машине швы: жиг-жиг, не удержишь кусок ткани и шов срезается. Хотя на фабрике швейные машинки часто не ломались, выработка у меня была жалкая, получка - слёзы!  Видя, что из меня швеи не получается, мастер поставила меня гладить. (Гладить  я люблю. До сих всё глажу, хотя в Финляндии это не принято, глажу даже носки!) Стою я, значит, за гладильной доской, глажу. Утюг электрический, довольно тяжёлый, без современных там изысков - переключателей на то-сё. Первым делом я подпалила подол одного шёлкового платья, до сих пор помню рисунок. Уксусом (женщины, завяжите на память узелок) мастер сняла подпалину. Дня три я более-менее успешно гладила. Не знаю, чем тогда красили шёлковые ткани, но запах при глажении стоял сильный и отвратительный. Сложения я хрупкого, весила тогда 44 кг, организм мой не выдержал и через три дня я брякнулась в обморок. Дали больничный, а на фабрике посоветовали сменить профессию. Пришлось уходить из рядов пролетариата, а какие мечты-то были: своё жильё, санатории и курорты по профпутёвке и пр.Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Posts from This Journal by “листая страницы истории...” Tag


promo suomilarissa january 10, 15:00 189
Buy for 20 tokens
В основном мой блог - это фоторассказы о местах, в которых я побывала, а это почти 100 городов и весей. Финляндия - более 3.340 снимков 15 городов и весей: Хельсинки, Коувола, Имарта, Порвоо, Лангинкоски, Лаппеенранта, Элимяки, Луумяки, Пюхтяя, Мянтюхарью, Руотсинпюхтяя, Хамина, Валкеала.…

  • 1
Интересные воспоминания! Полезно это знать современной молодёжи,
которая долго ищет себя в жизни с раздумьями и колебаниями ...

Очень приятно, что Вам понравилась эта публикация с моими воспоминаниями и фактами из советской жизни.

По моим личным впечатлениям,дома в халате ходили женщины выходцы из деревни. Уже их дочери халатов дома не носили. По крайней мере в Ленинграде.

Носили халаты и в Ленинграде, во дворах питерских часто можно было увидеть женщин в халатах. Халаты не были деревенской одеждой, а скорее домашней городской.
В послевоенное время и во времена Хрущёва деревня уезжала в города, стране требовались рабочие руки. Полстраны, если не больше, в то время было из деревень. Мои родители родом из деревень.

в Белоруссии возобновили борьбу с тунеядством, через штрафы...

Круто! Вместо получения пособий по безработице от государства, люди, наоборот, будет платить государству в виде шрафа, так получается?

Люблю читать такие жизненные истории, очень интересно написано. Тяжёлое тогда было время. Спасибо Вам за воспоминания!

Да нет, тогда не ощущалось, что это тяжелое время.

А на вечернее почему не пошли? Или тогда вечерников не было?
Мама моя поступала в 55-м, папа в 57-м, стажей не было, закончили дневное. Мама МЭИ, папа новочеркасский политех.
В мою юность многие в вечернем учились, а днем работали - жить-то надо было как-то... На стипендию не проживешь...
А с швейным производством я столкнулась еще в школе на УПК. Нас послали работать на школьном заводе "Чайка" - единственный такой в Москве))) Девочки шили наряды кукол. На швейных машинках, электрических, ножных. Выдавали раскрой и каждый делал какую-то одну операцию. Самое сложное было втачивать рукава. Мне очень нравилось. Я люблю монотонные работы. Стачал стопку, взял следующую. Но как назло, меня оттуда через год выгнали после очередной диспансеризации - у меня сильная миопия. Эту фабричную работу вспоминаю с огромным удовольствием)))

Даже в голову не приходило идти на вечернее или заочное, политех меня не интересовал.
Закон о трудовом стаже, как написала, вышел в 58-м году, так что Ваши родители под него не попали.
Мне стипендию, когда училась в Тарту, в университете, вообще не платили, это была одна из очередной фишек Хрущёва.
Самое ужасное для меня было обмётывать на электромашинке швы, надо было срезать их ровно.

А почему не приходило в голову идти на вечернее? Заочное - это уж совсем ерунда, конечно.
А в Тартусском универе Вы учились, когда этот закон отменили?

спасибо за такой пост - это реально очень интересно!

И тебе спасибо, Пауль, за отзыв! Мне радостно, что ты нашёл время зайти ко мне, почитать и посмотреть мои посты.

Спасибо за воспоминания, Лариса Дмитриевна! Очень интересно.

Да, смотрю, в красной стране "всё для блага человека" было, ничего не скажешь. Такое ощущение, что человек для страны, а не страна для человека.

В окрестностях Москвы "101-й км" - это город Александров Владимирской области. Когда-то там была резиденция Ивана Грозного, фактически столица России в то время. Там же он убил своего сына, заложив тем самым основу для Смуты.
В советское время в Александрове телек "Рекорд" выпускали. Туда же выселяли "нехороших" перед Олимпиадой, если не путаю ничего.
Там же был этот 101-й км. От Москвы почти так и есть - 120 км.

Город очень мрачный, неухоженный. Мрачнее соседних. Много людей неопрятного вида. В общем, город с неприятной аурой. Ещё и на речке с подходящим названием для таких мест - Серая.


Ещё больше разницу видели мои родители, которые в советское время приезжали гостить ко мне иногда по полгода.

Выражение "101-й км" тогда пугало. Помню, что перед Олимпиадой "чистили" Москву от всех, кто "порочил" лицо советской страны. Выходит, что московский 101-й км сохранил свою мрачную ауру.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account