По городам и весям и много разного интересного

Блог пенсионерки из страны Суоми

Previous Entry Share Next Entry
Для книголюбов (23): Рубен Гальего "Белое на чёрном"
suomilarissa
После войны Сталин, а потом Микита "очищали" советские города от инвалидов войны как от асоциальных элементов общества, помещая их в закрытые дома-интернаты, где многие там вскорости умирали от недостатка ухода и плохих условий. Об операции "Инвалид" здесь: Депортация инвалидов-фронтовиков ВОВ. С начала 60-х как один из методов политических репрессий практиковалось насильственное помещение инакомыслящих в психбольницы. В сталинское время в отдалённых районах страны на Дальнем Востоке были закрытые специнтернаты для детей репрессированных родителей. В моё счастливое послевоенное детство и радостную послесталинскую и хрущёвскую юность вся бесчеловечность советской системы была скрыта от наших глаз и ушей - цензура была жёсткая, КГБ не дремал, стукачи стучали, и люди держали рот на замке.

Оскорбительное слово "дебил" мы знали с детства, но детей-инвалидов мы редко видели своими глазами: их не было ни в детсадиках, ни в школах, не возили их и в колясках по улицам города: сразу после рождения их определяли в спецдома для детей-инвалидов, вычеркнув из жизни общества. К инвалидам относились со страхом, с большой долей брезгливости, жалели, но часто не их, а их матерей, которым в родомах предлагали отказаться от ребёнка, рождённого с какими-то дефектами. О жизни детей-инвалидов не писали книг ни в советские времена, ни потом. И только в 2002 году в России был напечатан автобиографический роман о страшной правде жизни детей-инвалидов в закрытых детдомах.
Год спустя роман был награжден литературной премией "Букер — Открытая Россия" как лучший роман на русском языке. Книга была также переведена на другие языки.  В 2003 году испанский режиссер Альгис Арлаускас сделал документальный фильм "Письмо матери" о поездке автора книги в Европу в 2001 году, о розысках его матери и встрече с ней.  Фильм собрал множество наград, включая Гран-при на Московском международном кинофестивале "Кино без барьеров".

Судьба автора книги более чем трагична. Рубен - внук Лидера испанской компартии, его мать, Аурора, старшая дочь лидера,  была  “черной овцой”. Из парижского лицея середины 60-х Аурора вышла столь вольнодумной, и вместо Сорбонны Лидер отправил ее на “перевоспитание” в Москву. На Ленинских горах парижская испанка встречает венесуэльского студента, бежавшего от хунты за океан — в страну идеалов. Свадьба на восемнадцатом этаже сталинской высотки. Беременность без надлежащего контроля. Внезапное открытие, что будут близнецы. Через десять дней после родов один близнец умирает, другому ставят жуткий диагноз — ДЦП. Детский церебральный паралич. И тут начинается политический триллер.

Ибо сугубо приватная трагедия вписывается в острый межпартийный конфликт. Компартия Испании осуждает КПСС за Прагу, КПСС осуждает КПИ за “еврокоммунизм”. Дочь Лидера, которая год уже находится при сыне в закрытом заведении, фактически становится заложницей Кремля. В принципе ситуацию можно разрешить, вернув дочь с внуком в Париж.  Для Лидера Париж — это плацдарм и аванпост борьбы с франкизмом. И если официальный Париж на эту активность смотрит сквозь пальцы, то официальный Мадрид активно контратакует.

Кто принял решение — покрыто мраком. Но ситуация, которая, конечно, обсуждалась в запредельных верхах, на уровне отдельно взятых судеб разрешилась без церемоний и формальностей. Аурору, отъехавшую на Ленинские горы сдавать экзамены, срочно вызвали обратно и показали сына в реанимации. Мальчик агонизировал. Через несколько дней в общежитие ей позвонили: “Умер”. Как и с первым близнецом — ни справки о смерти, ни свидетельства о рождении. Тема закрыта — хоть бейтесь лбом в ворота Кремлевки. Это — по отношению к матери с отцом. Ну, а для посвященных в организованную свыше тайну - особого напряга тоже нет. Венесуэлец сломался и улетел на Запад — за рамки сюжета.

>Аурора — напротив — радикализовалась. Семья удерживала ее на безопасной дистанции — в Москве. Семь лет спустя она сумела вернуться во Францию, куда вывезла диссидентствующего молодого писателя и их дочь, благополучно родившуюся в обычном московском роддоме. Париж им предоставил политубежище от мирового коммунизма.

Источник - http://magazines.russ.ru/inostran/2002/1/gal.html

В 2001 году Рубен встретился с матерью в Праге и остался в Европе. Жил в Мадриде, Фрайбурге. В 2007 году уехал в США, в 2014 - в Израиль.
--------------------
Книга Гальего "Белое на чёрном" потрясает! Ведь всё это происходило в наше время, а не во времена Диккенса или Достоевского. И происходило это в стране, в которой, как уверяли мир и себя, у советских детей самое счастливое в мире детство и государство всё сделало для счастья детей...


Posts from This Journal by “о книгах” Tag


promo suomilarissa january 10, 15:00 189
Buy for 20 tokens
В основном мой блог - это фоторассказы о местах, в которых я побывала, а это почти 100 городов и весей. Финляндия - более 3.340 снимков 15 городов и весей: Хельсинки, Коувола, Имарта, Порвоо, Лангинкоски, Лаппеенранта, Элимяки, Луумяки, Пюхтяя, Мянтюхарью, Руотсинпюхтяя, Хамина, Валкеала.…

  • 1
История по-своему примечательная. Книги читать сейчас не успеваю, так что большое спасибо за интересные факты!

Судьба автора книги потрясает. Подобной книги о жизни в спецдоме для детей-инвалидов нет, жуткие страницы есть про дома престарелых:

"С десяти лет я боялся попасть в дурдом или в дом престарелых."
"Дом престарелых. Не общежитие, не больница. Прочный забор из железобетонных плит, стальные ворота. Дом расположен на отшибе города. Соседи – колония общего режима для правонарушителей. Там все ясно, там зэки, колючая проволока. Зэкам хорошо, они отсидят, выйдут на волю. Нам надеяться не на что. Учреждение закрытого типа. Посторонним вход воспрещен. Обитатели не имеют права выйти за ворота учреждения без письменного разрешения директора."

Потрясающая история

Каких только трагических историй и не было в советские времена...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account